50 оттенков поиска

Автор : @Crazy_Tosser
 
Я открываю дверь, заглядываю внутрь и, споткнувшись о собственную ногу, падаю головой вперед. Черт, ну нельзя же быть такой неуклюжей! Я стою на четвереньках в дверях у входа на локацию, и чьи-то добрые руки помогают мне подняться. Дурацкая ситуация. Я боюсь поднять глаза. Черт! Да он совсем молодой. «Мисс капитан, — едва я поднимаюсь на ноги, он протягивает мне руку с длинными пальцами. — Организатор. Вы не ушиблись? Присаживайтесь».
 
Молодой, высокий и очень симпатичный. В великолепной серой горке и белым маркером с фонариком феникс на голове. У него непослушные темно-медные волосы и проницательные серые глаза, которые внимательно меня разглядывают. Проходит какое-то время, прежде чем я вновь обретаю дар речи. <...> Если ему больше тридцати, то я — испанский летчик. Бессознательно я протягиваю ему руку. Когда наши пальцы соприкасаются, по моему телу пробегает странная, пьянящая дрожь. Я в смущении отдергиваю руку. Наверное, электрический разряд. Мои ресницы хлопают в такт биению сердца.
 
Я словно перенеслась во времени в XVI век, в эпоху испанской инквизиции. Ни фига себе! <...> Мое подсознание в ужасе сбежало, или валяется в нокауте, или перевернулось кверху килем и затонуло. Я оцепенела. Я могу видеть и воспринимать, но не в силах высказать, что чувствую. Да и что можно сказать в ситуации, когда обнаруживаешь, что потенциальная игра — абсолютно чокнутая садистка или мазохистская дроче-поиск-логика? Страшно... Да. Это самое сильное чувство. Однако, как ни странно, я боюсь этой игры: думаю, она меня и пальцем не тронет без моего согласия. В голове крутится множество вопросов. Почему? Как? Когда? Как часто? Проходя мимо челябинской, я провожу пальцем по искусной облупившейся краски одной из колонн. Это просто произведение искусства.
 
«Согни ноги в коленях», — велит он, и я торопливо повинуюсь. «Сейчас я вас подсажу на двойку, мисс Стил». При этих словах головка его фонарика почти утыкается мне в промежность. «подсажу жестко», — шепчет он и подталкивает в меня. «А-а!» — кричу я от щемящей боли где-то внутри: Кристиан лишил меня  ко-шной девственности. Он замирает, его глаза сияют торжеством, рот слегка приоткрыт. «У тебя там так высоко... Не страшно?». Я отрицательно мотаю головой, мои глаза широко раскрыты, руки сжимают швеллер. Я чувствую его под собой. Он неподвижен и ждет, чтобы я привыкла к новым ощущениям. «Сейчас я буду двигаться, детка», — предупреждает Кристиан. Ох. С утонченной медлительностью он отодвигается влево, а потом вправо — со всей силы. Я опять вскрикиваю, и он замирает. «КОД!?» — «Да!!!», — выдыхаю я. Я не сдерживаю стоны.  «Хочешь еще?» — «Да!» — умоляю я.
 
«Ты сказала, никакого пиксельхантинга. Еще возражения будут?» — мягко спрашивает Кристиан. Я сглатываю. «Полелогика мне не нравится». — «Я согласен убрать пиксели, но у меня серьезные планы на твой мозг, Анастейша. Но торопиться не будем, тем более с наскока это не делают». Он самодовольно ухмыляется. «Твоему мозгу потребуется тренировка». — «Тренировка?» — переспрашиваю я шепотом. — «О да. Нужно осторожно его подготовить. Поверь, полелогика может доставлять большое удовольствие. Но если мы попробуем и тебе не понравится, можно обойтись и без неё».
 
Кристиан улыбается мне, а я только хлопаю глазами. Неужели он думает, что мне понравится? Откуда он знает, что это приятно? «А ты сам пробовал?» — шепчу я. — «Да». Ох, ни фига себе! Хватаю ртом воздух. «С мужчиной?» — «Нет, я никогда не занимался полилогикой с мужчинами. Это не мое». — «С миссис Робинсон?» — «Да». Вот дерьмо.